Налог на выведенный капитал: почему хочется и почему колется

13-03-2018 г. в 18:41
Источник: Укринформ
Налог на выведенный капитал: почему хочется и почему колется

Сенсации не произошло. Петр Порошенко не решился выполнить свое “железное” обещание, данное обществу и бизнесу на прошлой неделе заменить налог на прибыль более прогрессивным (как считает большинство) механизмом налогообложения. 12 марта на встрече с отечественными предпринимателями гарант сообщил, что не будет вносить в парламент давно ожидаемый, согласованный Кабмином, Национальным Советом реформ и многочисленными отечественными бизнес-ассоциациями альтернативный законопроект о налоге на выведенный капитал. Мол, идея требует более детального просчета и обсуждения, в том числе с иностранными партнерами. Отечественный бизнес воспринял президентскую нерешительность с нескрываемым разочарованием. Ведь введение налога на выведенный капитал с помпой анонсировалось два года назад — как чуть ли не основной элемент улучшения инвестиционного климата в Украине, закрепленный в специальном законе “О внесении изменений в Налоговый кодекс...”, вступившем в силу с января 2017 года. Понимая все риски новой модели налогообложения, которая фактически уничтожает сферу оптимизации (по сути, сокрытия) прибыли предприятий, ее рассчитывали и пересчитывали самым тщательным образом. Но время идет, а власть никак не решается на кардинальное совершенствование инвестиционного климата, каждый раз отыскивая уважительные причины не трогать существующий “налоговый” порядок.

Все честно: оптимизируй, но плати

Украина стоит на пороге того, чтобы перейти на совершенно новые принципы налогообложения предприятий. Вместо прямого налога на прибыль предлагается ввести налог на выведенный (иначе говоря, распределенный) капитал - по сути, механизм экономического стимулирования владельцев бизнеса в выводе доходов из тени и рационального их распределения с точки зрения развития.

Принцип такой - когда прибыль реинвестируется, то есть остается в обороте предприятия, она вообще не облагается налогом. По словам председателя Комитета по вопросам налоговой политики Общественного совета при Минфине Татьяны Шевцовой, одного из разработчиков законопроекта, налогообложению подлежат только те средства, которые так или иначе выводятся из бизнеса. Если это происходит путем выплаты дивидендов, то применяется ставка 15%, если другим способом (роялти, финпомощь, франшиза, трансфертные цены и т.п.) — 20%.

При такой модели, по словам эксперта, исчезает смысл «двойной бухгалтерии» и любой оптимизации (иначе говоря, сокрытия) прибыли, в частности, и путем перевода их на так называемые “центры” доходов, зарегистрированные в других более выгодных налоговых юрисдикциях. Нет, оптимизация не запрещается - бизнесмен так же будет решать выводить средства или оставлять, в какой пропорции и на какие цели. Просто для каждого такого решения будут существовать отдельные “расценки” в виде ставки налога.

Такое построение взаимоотношений между бизнесом и властью должно способствовать восстановлению доверия, которой очень не хватает в нынешних условиях, считают авторы законопроекта. Они ссылаются на пример Эстонии, где аналогичная система работает уже 17 лет и уже на второй год после введения показала существенный прирост поступления инвестиций в страну. А на третий год - вышла на “дореформенный” уровень налоговых поступлений. А также есть пример Гонконга, где принцип освобождения от налогообложения реинвестированных средств также способствовал экономическому рывку. С 2017 года на НнВК перешла Грузия, которая уже получила 1,2% дополнительного роста ВВП. Также налог на выведенный капитал с 2018 года будет применять Латвия.

Отечественные идеологи налога на выведенный капитал аргументируют необходимость его скорейшего внедрения в Украине значительными злоупотреблениями с доходностью и оптимизацией доходов. По их данным, в Украине 85% налога на прибыль генерируют около 1000 компаний при 269 тысячах зарегистрированных плательщиков, а ежегодно из страны выводятся миллиарды гривен без какого-либо налогообложения. Поэтому целесообразность существования налога на прибыль под большим вопросом.

Даже Петр Порошенко признал, что налог на прибыль сегодня едва ли не единственный, при расчете которого остается очень широкий простор для произвола со стороны местных проверяющих и налоговых органов. Мол, только их аппетиты определяют, что можно отнести на себестоимость при расчете налога, а что нет. Но с изменениями все же решил не спешить. “Я не буду его вносить в парламент. Я считаю, что по этому поводу нужна честная дискуссия с нашими иностранными партнерами и ассоциациями бизнеса. Речь идет не просто о налогах. Речь идет о новой философии. Мы защищаем этим законопроектом малый и средний бизнес. Значительно упрощается учет. Что ты вывел — уплати налоги; что осталось — инвестируй в бизнес», — сказал Порошенко на встрече с украинским бизнес-сообществом в Киеве 12 марта.

Бизнес хочет простых прозрачных правил, где не нужно прятать прибыль. Но...

Понятно, почему предприниматели стали горой, поверив словам гаранта о новом налоге как “сильнодействующей инъекции для экономического роста и мощной прививке от коррупции”.

По словам юриста и эксперта в области налогообложения Александра Шемяткина, еще одного разработчика законопроекта, идею с новым налогом поддержали такие объединения как Украинский союз предпринимателей и промышленников, Федерация работодателей Украины, Союз украинских предпринимателей, Национальная Ассоциация банков Украины, Ассоциация налогоплательщиков Украины, Ассоциация юристов Украины и еще 63 отечественные бизнес-ассоциации, а также Общественные советы при Минфине, Минэкономики и Государственной фискальной службы. Публично выступил в поддержку инвестиционный фонд Horizon Capital, один из крупнейших американских инвесторов в Украину с активами свыше $300 млн (совокупные активы инвесторов более $300 млрд, три ВВП Украины), корпорация Арселор Миттал (капитализация $ 26 млрд) и другие.

Однако, против НнВК выступила Европейская бизнес-ассоциация (ЕБА). Критикуя налог на выведенный капитал, Анна Деревянко, исполнительный директор ЕБА, указала, в частности, что новый налог якобы способен нанести удар по принципу равенства всех плательщиков перед законом, поскольку предусматривает обременительное налогообложение процентов, выплачиваемых за границу собственнику — нерезиденту. Международный валютный фонд тоже имеет определенные опасения из-за риска значительного бюджетного дефицита в первые годы введения новой модели, о чем написал в своем письме, которое опубликовал на своей странице в Фейсбук заместитель руководителя Администрации президента Дмитрий Шимкив.

Хотя в их несогласии отечественные эксперты видят несколько другое. “Кому-то совсем не хочется, чтобы украинский бизнес развивался в простых прозрачных условиях без давления налоговой, без необходимости оптимизировать прибыль для уменьшения налогов. Говорят, что в Украине нет проблем с налогом на прибыль. Ага, нет - его платят только 1500 компаний, из которых 80% государственные, а другие прибыль так или иначе оптимизируют”, - комментирует Анатолий Амелин, соучредитель Украинского институт будущего. Он приводит наиболее распространенные схемы оптимизации, которыми пользуются, в частности, транснациональные компании.

Например, международная компания дает кредит своей украинской “дочке”, проценты по которым сокращают ее прибыль, которая затем полностью выводится в налоговую юрисдикцию "мамы" в другой стране. Или же, регистрируется международная ТМ, права на которую передаются украинской “дочке”. Платежи по роялти так же уменьшают прибыль и так же выводится на "маму". Или украинские “дочки” международных транснациональных компаний, производя в Украине продукцию, которая затем будет реализована в других странах, получают сырье и продают свой товар практически по себестоимости. При этом прибыль в результате образуется где-то в других юрисдикциях, а не в Украине.

Крупный отечественный бизнес в налогообложении прибыли так же не чурается всевозможных оптимизационных схем с применением местных юрисдикций. Например, имеем вечно убыточный Полтавский ГОК и его, наоборот, очень прибыльную материнскую компанию Ferrexpo со штаб-квартирами в Швейцарии и Люксембурге.

Конечно, нарушение этих схем спровоцирует сопротивление компаний, которые получают доходы здесь, а платят с них налоги где-нибудь, только не в Украине. Ситуация уже зашла слишком далеко, чтобы не обращать на нее внимание. По расчетам Украинского Института будущего уровень теневой прибыли в Украине составляет около 4% ВВП, а новая налоговая модель по их мнению в течение 5-ти лет способна вывести из этой тени — до 70% скрытого.

Оксана Полищук, Киев

Первое фото: EPA/UPG

Последние новости